Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

erection

(no subject)

Это не "блог". Это дневник. Но не хронологический, а ассоциативный. Дневник памяти, если угодно.
Некоторые мысли я не в силах ни забыть, ни отпустить. Пока они со мной, буду выкладывать их в этом журнале. Тот самый случай - не могу не писать.

Collapse )


В основном журнале я не делаю таких постов. Люди которых я знаю, которых так или иначе люблю, прочитав эти воспоминания могут обидеться. Здесь же у них не будет прямого повода связывать себя и наших общих знакомых с литературными героями. По этой же причине все имена изменены.
Я не литератор. Даже не гуманитарий. Я технарь. Так что за ашипки орфографические и стилистические заранее извиняюсь.

На всякий случай, все персонажи вымышлены. Все совпадения случайны.

Текст из этого журнала свободно распространяется в сети на некоммерческой основе. Ссылки обязательны. При использовании текста на ресурсах с рекламой и иной монетизацией необходимо письменное соглашение. Любое воспроизведение в печатных изданиях, а также в качестве сценариев или сюжетов для постановок прямо запрещено. Для контактов - личные сообщения LJ.

Многие посты редактируются, исправляются и дополняются гиперссылками без дополнительных уведомлений и обозначений.

Предупреждение: в некоторых записях содержится шокирующий и неприемлемый для некоторых людей контент.
erection

(no subject)

Договариваясь перед командировкой о встречах с местными девушками, я брал их телефон. До 2003 года у меня не было мобильного интернет. Тем более, в роуминге.

В том городке дело шло очень бодро. Не помню точно, то ли местный подрядчик был коммерческой структурой, то ли представитель заказчика оказался экстремально ответственным и инициативным, но стало понятно, что все работы и последующие тесты можно будет завершить полностью за два рабочих дня. В первый же день я резко пригласил на обед Лену, с которой познакомился в сети заранее. Ну, то есть, номер взял. У неё же и спросил, где лучше обедать. Благо, офис заказчика был в центре города.

Когда я в ресторане вытряхнул Лену из короткой шубки, она оказалась как-то нереально идеальна. Будто не пообедать пришла со случайным знакомым, а на собственную свадьбу.
Нет. На ней не было фаты и белого платья. Обычные джинсы и водолазка. Идеальным было всё остальное. Ноги, попа, талия, грудь, всё было эффектно выделено, акцентировано, и, чёрт возьми, там было что подчёркивать. Гибкая классическая фигура, грациозная шея, идеальные руки с длинными пальцами, мраморная кожа, идеальный макияж, маникюр. Идеальный балетный узел из длинных волос на затылке. Правильное русское лицо. Глаза и улыбку уже не помню, зато запомнил имя, не самое редкое. Можно предположить, что впечатление моё было индуцировано перманентным спермотоксикозом, но это не наверняка.
Мы проболтали около часа, потом я сказал - пора дальше работать - и предложил продолжить вечером. Тут выяснилось, что вечером она не может - не с кем оставить ребёнка. Сюрприз.
Вероятно, крах планов на ближайшие двадцать лет явственно отразился на моём лице. Я расплатился и ушёл, естественно, попрощавшись.

К вечеру этого дня, уставший, да и расстроеный пожалуй, я пошёл в гостиницу, выпил грамм сто виски, подрочил и завалился спать. Но “сон алкоголика краток и тревожен”. Я проснулся среди ночи и возжелал приключений. В итоге, прямо по номеру из списка на тумбочке заказал у портье "обслуживание".

Гостиница была дорогая. Сутенёр появился так быстро, будто стоял прямо за дверью. Отвергая мои возражения, взял деньги сразу -  у нас только лучший товар, если  не понравятся эти, найдём других. И не обманул. Довольно скоро пришли две девушки. Маленькая блондинка и высокая смуглая брюнетка с прямыми волосами до талии.

Брюнетку звали Ирина, и она была офигенная. То есть, я не помню, какая она была той ночью. Я помню какой она была вообще. Про ту ночь я помню, что заказал для дамы шампанское и пытался делать кунилингус. Ну и член у меня, конечно же, не встал. Не знаю, в силу моих оральных успехов, или по другим причинам, Ира взяла мой телефон, и позвонила на следующий день.

Когда я сказал Ире, что вечером уезжаю, внезапно выяснилось, что она тоже собралась ехать в ту же сторону. По удивительному совпадению, на том же поезде. Мы договорились встретиться на вокзале. После Иры позвонила Лена и тоже захотела меня проводить на поезд. Про “не с кем оставить ребёнка” речи уже не было. Ситуация складывалась странная, но я не видел никаких препятствий к этому. Так мы и встретились втроём на вокзале. Полтора часа играли в бильярд, а потом попрощались с Леной и сели с Ирой в проходящий поезд.

У Иры было плацкартное место, но она перебралась ко мне в СВ. Рассказала, что родом из маленькой деревушки, которая становится всё меньше потому, что дома сгорают по пьяни. Рассказала, что мать бухает, а отца небыло. Рассказала, что сбежала оттуда в город после изнасилования и аборта ещё школьницей, учится в местном университете, работает на фабрике, подрабатывает вечерами стриптизом в клубе, а в гостиницу на заработки попала вообще случайно. Ну так она сказала.

Не знаю как на счёт остального, но про стриптиз было похоже на правду. Физическую форму, навыки работы с шестом, она мне демонстрировала неоднократно. И там в поезде тоже. С сексом у нас снова ничего не вышло, и мы просто болтали, шутили. Тепло попрощались на следующий день, когда ей пришло время выходить.
В моей голове эта железнодорожная ночь переплетается с поездкой в Питер с Анкой. Тоже СВ. Тоже длинные ноги, красивая попа в моих руках. Отражение груди в зеркале. Тоже стыд и неудовлетворённость, неловкие паузы, ещё более неловкие суетливые фразы. Но, конечно, женщины принципиально разные.

Позже, летом Ира приехала ко мне в город. Именно ко мне. Я снял квартиру на несколько дней. Мы гуляли в парках, катались на лодочке, ели мороженое. Всячески невинно развлекались. Встретили моих друзей в бильярдном клубе. А в сквере перед театром наткнулись на ту самую Веру, что трахнула меня на свой день рождения. Удивительное дело, она каким-то чудом умудрялась знакомится со всеми моими подругами, а потом ворчала - где ты таких тощих находишь, их ноги в батарее застрять могут. Естественно я всем Иру представил, и друзья мне это потом припоминали - выглядела Ира действительно сногсшибательно. Высокая, со спортивной осанкой (занималась лёгкой атлетикой), сильные ноги, тонкие щиколотки, плоский прес, при этом довольно высокая, натуральная, упругая грудь. Сильная спина и руки. Плечи широкие, как у моделей, но не чрезмерно. Когда мы только познакомились, у неё была дурацкая провинциальная чёлка. Позже чёлка исчезла, а густые волосы она чуть укоротила, но всё равно оставила до низа лопаток. Её смуглая кожа напоминала мне принцессу из индийского фильма. Черты лица были тонкие, даже острые, прямой не широкий нос, как я люблю. Откуда такое чудо могло взяться в северной деревне - загадка.

В первую ночь в моём городе мы снова попробовали потрахаться с тем же успехом. Я был всё также зажат. Ира пыталась передо мной танцевать, смущённо поинтересовалась, не буду ли я против презерватива. После всех наших попыток спросила - а ты вообще что ли ни с кем не можешь изменить своей женщине? Что я мог ответить? Что у меня и не было никогда настоящей женщины? Я просто промолчал.
На следующую ночь мы и пробовать не стали. После ресторана гуляли по ночному городу, болтали, ржали как кони, лазали по каким-то деревьям и конструкциям. Нас даже ППС пытался задержать, но я с ними договорился потому, что был стёкл, как трезвышко.

Прощаясь, Ира попросила немного денег на какие-то там дела. Дал без вопросов. Это был единственный случай, когда я передал ей деньги в руки. Не помню сколько, но сам факт в памяти застрял.

Осенью Ира приехала уже с подругой. Сказала, город ей понравился. Она попыталась намекнуть, что не прочь остановиться у меня. Я сказал - будет неудобно - и посоветовал гостиницу. Они вдвоём прискакали пятничным вечером в нашу компанию в боулинг. И ещё куда-то мы вместе сходили тогда.

Ира звонила и писала смс ещё несколько лет. Уже после того, как я стал жить с Анкой. Рассказывала, что кончила учиться, как ей кто-то там подарил машину. Я с удовольствием с ней болтал. Вполне невинно, естественно. Иногда в дороге, держа Анку за коленку. Сам никогда не звонил и от встреч уклонялся.

Лена тоже что-то писала пару раз в интернет, но я это игнорировал по большей части.

Не исключено, что Анка молча ревновала меня и к Ире, и к сотне других женских имён, оставшихся от прошлой жизни в месенджерах и телефоне.
erection

Сказка странствий

В детстве меня не особо носило по дальним сторонам. Пару раз съездил с мамой в другой город к бабушке в гости. Впечатления остались не чёткие, но в целом приятные. Потом в школе один раз попал в лагерь, с которого начинается история про секс, и ещё раз с одноклассниками в Одессу уже к концу учёбы. Там мы активно хлестали «Лидию» из бутылок "пепси" прямо перед сопровождавшим учителем, так что воспоминания пунктирные.

В 90е, понятное дело, никуда я ездить не мог. Но после того, как посрался с хозяином фирмы, у меня оказалось полгода свободного времени, и я на досуге сделал загранпаспорт. Так бы он и протух, если бы не Тунис, не оставивший в памяти ничего кроме боли.

Я бы сто лет не собрался повторять, но на первом же году совместной жизни с Анной внезапно выяснилось, что она страсть как любит путешествовать. При этом спит и видит, как покажет мне Рим.
Конечно, у меня были плохие предчувствия. Кроме того, был кредит за купленную квартиру и два ремонта. Ещё была бредовая идея «а как там мой отдел и проекты без меня». Но женщины умеют убеждать в первый год семейной жизни. Я позволил себя убедить, и мы поехали.
Схема была примерно такая, как в Тунисе. Нас заселили в гостиницу (только номерок был малюсенький) и стали впаривать экскурсии по местным и не очень местным достопримечательностям. Довольно быстро я понял несколько вещей: я не люблю ходить с экскурсией, я не люблю ходить там, где проводят посторонние экскурсии и куча туристов, я не люблю архитектуру, да и вообще города не особо нравятся. Слава богу, от большинства экскурсий мы отказались и разработали план посещения музеев и галерей. Умудрились найти спокойные, не забитые народом места для прогулок. И всё же, меня прилично колбасило. Болела спина. Очевидно, простуда наложилась на нервное напряжение. Или чисто нервы. Я периодически просто лежал на лавочках. Но Аннушка была в целом довольна. Даже одна автобусная экскурсия состоялась. Не помню, что за достопримечательности нам показывали. Помню, что мы азартно трахались на заднем диване автобуса прямо в пути. В общем, именно это воспоминание перекрывает все прогулки и музеи в моём рейтинге впечатлений от Рима. Совершенно очевидно, для этого не нужно было лететь в другую страну. По крайней мере мне.

По возвращении из Рима у нас состоялся разговор на тему целесообразности и удовольствия от такого рода отдыха. И тем не менее, через год Анна применила новый тактический план. Она договорилась с моими приятелями и их подругами на коллективный тур в Прагу. Это был хитрый ход. Теперь меня убеждали и друзья. Я убедился, несмотря на продолжавшийся ремонт и всё остальное, оплатил тур по безналу. С одной стороны, мы там бухали с друзьями, и это отвлекало. С другой стороны, приходилось с ними таскаться на кучу экскурсий, в том числе автобусных. Часть из них была отвратительно организована. Звучали слова «если бы там не был закрыт проезд, то вы бы увидели слева…» и прочая жестяная жесть.
Важно, что в ту поездку у меня уже ничего не болело. То есть, хотя бы, физические следы воспоминаний о Тунисе были преодолены через три года после печального опыта. Но опять мне лично было совершенно не очевидно зачем было лететь в Прагу. С друзьями можно бухать и в городе, и на природе - на загородной турбазе или в доме отдыха. Что мы и делали периодически впоследствии.

Через год в Аннушке вновь проснулась жажда странствий. У меня тогда закрылся приличный проект. Было решено заказать хороший отель на Крите и устроить пляжный отдых, наконец. С бассейном, шезлонгами, без треклятых автобусных экскурсий, городов и толп туристов. То есть, это я выбирал.
Так оно и получилось.
Первую неделю мы спокойно гуляли в радиусе 5-10 км от отеля. Лазали по скалам, ходили по побережью, обедали и ужинали в разных ресторанчиках округи. Правда Анна иногда здорово уставала. Один раз даже расплакалась на обратном пути. Или это был ПМС. Но секс после душа в тот день вышел крышесносящий. Наверное, все соседи завидовали.
На второй неделе терпение Анны кончилось. Мы арендовали машину и начали носиться из конца в конец острова. Впрочем, возможность выбирать самостоятельно цель, маршрут, время, место остановок свела на нет неудобства. Я, не смотря на поездки, всё равно был почти счастлив. Единственный раз из всех иностранных каникул.

Был до этого ещё приятный отдых на Домбае. Там тоже можно было отлично погулять, полазить по скалам и ледникам. Но лазил я, к сожалению, один. Жена предпочитала ходить по дороге со своим братом Андреем. Я тогда не совсем понял, как он вообще с нами оказался на отдыхе.

Через год после Крита, несмотря на все предыдущие опыты, несмотря на её корпоративные конференции в Тайланде и на Байкале, Анна не успокоилась. Свози меня в Швецию! Я так хочу тебе показать, как там красиво! Такая природа! – сказала она. Через четыре года совместной жизни отказывать я всё ещё не умел. Пришлось выдёргивать оборотные средства из фирмы.
Получилось весьма печальное путешествие. Конечно, дело и в том, что я тогда был уже на кусе терапии депрессии. Но, чёрт возьми, это был грёбаный автобусный тур с ночёвкой максимум 2 дня в одном месте. Да. Там была природа. Очень красивая. Но график и всё остальное было ужасно. И весьма недёшево, кстати.

На новый год я отказался ехать вместе куда-то на дальний восток. После возвращения Анны мы расстались.
erection

Экстремальный отдых

Предыдущий пост был вводным. Для понимания того, что будет описано в этом.

Я продолжал дружить с Анкой после её замужества. А вот Таня, ради которой я Анке отказал, коварно прокатила меня, выйдя замуж за общего знакомого, чуть ли не в том же году. (Санта-Барбара, блядь) Я эпично страдал. Даже в больницу попал первый и последний раз в жизни с двусторонней пневмонией, и Анка об этом знала. По-дружески поддерживала, сочувствовала. Как мужняя жена, прямых подкатов ко мне она не делала. Но визуально выяснила, что я не гей не только вообще, но и относительно неё лично. Спалила мою эрекцию (как это ни странно в свете предыдущего поста), когда мы, болтая, гуляли в сквере и я держал её за талию. Был и другой маневр, показавший моё к ней неравнодушие.
Через год такого общения у неё возник хитрый план - отдых в Тунисе. Разные номера, разные рейсы самолётов. Она закончила второе высшее и меняла работу. Успеть отдохнуть надо было до выхода на новое место. Почему нет, подумал я, и сорвался за два дня с горящего проекта. Учитывая, что в отпуске я не был три года, проблем это не составило. Туры она купила сама.

Я не представлял, как я попал. Не на деньги, конечно. Это мы потом решили. Попал на флирт. Я же катастрофически не умел тогда этого всего. «Руку, губы, в ушко, в шейку, в шейку, в спинку, в спинку, в попку…» Она на берегу сказала, что это не секс тур, а «как получится». То есть, я должен был её соблазнять. Наигралась вволю.

Нас заселили в разные номера одной гостиницы. Эта редиска сказала, чтобы я распаковался, освежился и приходил в гости. Я раскатал губу и пришёл в халате. В итоге получил «я устала что-то. Завтра поговорим» Видимо, чтобы не расслаблялся. В действительности же, это оказалась единственная ночь расслабления и отдыха за всю неделю. Say "Goodnight, I've had a very lovely evening", go home, jerk off. And that's all you're gonna do., как завещал Винсент Вега.

На завтраке Анка была свежа, бодра и полна планов. Оказывается, тут куча экскурсий в разные ебеня, радостно сообщила она. Можно догадаться, что ебеня меня не интересовали. Но если женщина хочет… Я был галантен этим утром. Прикинули в какое место в какой день ехать, всё расписали. Решили также, что прогуливать будем то бабло, которое я ей принёс за тур. А деньги за тур я отдам по возвращении.

Вообще, меня мало интересуют города и строения. Тем более, туристические, забитые указателями, сувенирами, гидами и чёртовыми туристами, разумеется. Я предпочитаю пустые заброшки, дикую природу и одиночество. Но в Тунисе я оказался внезапно, был неподготовлен, напуган и дезориентирован. Не говоря уж, что мечтал о совершенно иных холмах и ущельях.

Я не помню где мы были и что делали в этот день. Но я отлично помню, что было вечером. Анка обворожительно улыбнулась и сказала – а что мы будем бегать из номера в номер. Этот лучше, кровать двуспальная, и не придётся два ключа с собой таскать – из серых глаз лучилось очарование.
- Конечно – ответил я. И подумал, ну конечно. Как могло быть иначе.
Припёр чемодан, пасту, щётку и мы пошли ужинать в ресторанчик.

Вернулись, разделись, почистили зубы, легли и стали трещать про какую-то ерунду. Потом Анка меня поцеловала, пожелала «спокойной ночи», отвернулась к балкону, закуталась в покрывало и погасила свет. Я остался весь в нерешительности. Наверное, я ходил подрочить в ванную. Может, и не раз за ночь, но это слабо помогает молодому организму, когда рядом в постели лежит длинноногая знакомая приветливая зазывно пахнущая блондинка модельной внешности. Что с ней делать я не знал. В её присутствии эрекции больше не было. И спать, естественно, я не мог.

На следующий вечер она не отворачивалась, а улыбалась мне, засыпая.

Остальные дни были как в тумане. Какие-то сады, развалины, улочки, винодельни, ужины в кафе. Больше ни одного завтрака не помню. На фоне нарастающей тянущей боли у меня в паху всплывают отдельные картины. Вот мы прыгаем по гряде каких-то камней. Вот стоим обнявшись на башенке.
Я её снимал на её фотоаппарат с тем расчётом, чтобы мужу в кадре ничего лишнего не попалось. Но кроссовки мои влезли однажды. Кадр потом мне достался.

Стало жарко. Я уже ложился в кровать в трусах без футболки. Анка в длинной футболке без трусов. К утру она часто меня обнимала во сне руками и ногами. Я охуевал. В один из вечеров я схватил её сзади за талию на балконе, поднял и потащил на кровать. Усадил к себе на колени. Она заверещала и вскочила «ты что! У меня попа голая, а ты хватаешь!» Представить не могу до сих пор, что это всё значило. Может, она так шутила, веселилась. Но вряд ли я выглядел радостно, хоть и не жаловался. Да и ей к концу недели стало не по себе. А мне так вовсе было сложно ходить. Я там от отчаяния порвал куртку, помню, что-то сломал в интернет кафе, куда сбежал ночью от мучений.

Возвращались мы тоже разными самолётами. Её встречал муж, уже полгода запрещавший ей общаться со мной. Дома моей простате не полегчало. Пришлось двигать к корпоративным страховым медикам и проходить курс лечения. Общение с Анкой я сам прекратил. Даже слышать её по телефону было больно физически.