erection

(no subject)

Это не "блог". Это дневник. Но не хронологический, а ассоциативный. Дневник памяти, если угодно.
Некоторые мысли я не в силах ни забыть, ни отпустить. Пока они со мной, буду выкладывать их в этом журнале. Тот самый случай - не могу не писать.

Collapse )


В основном журнале я не делаю таких постов. Люди которых я знаю, которых так или иначе люблю, прочитав эти воспоминания могут обидеться. Здесь же у них не будет прямого повода связывать себя и наших общих знакомых с литературными героями. По этой же причине все имена изменены.
Я не литератор. Даже не гуманитарий. Я технарь. Так что за ашипки орфографические и стилистические заранее извиняюсь.

На всякий случай, все персонажи вымышлены. Все совпадения случайны.

Текст из этого журнала свободно распространяется в сети на некоммерческой основе. Ссылки обязательны. При использовании текста на ресурсах с рекламой и иной монетизацией необходимо письменное соглашение. Любое воспроизведение в печатных изданиях, а также в качестве сценариев или сюжетов для постановок прямо запрещено. Для контактов - личные сообщения LJ.

Многие посты редактируются, исправляются и дополняются гиперссылками без дополнительных уведомлений и обозначений.

Предупреждение: в некоторых записях содержится шокирующий и неприемлемый для некоторых людей контент.
erection

Ольга Валерьевна

Этот заказ мне достался по хорошему знакомству. Аптека находилась на центральной улице города. Владела ею шикарная блондинка с идеальной фигурой. Торговала аптека всякой бессмысленный ерундой - какие-то травы, гомеопатические таблетки под заказ за бешеные деньги выписанные из непонятных стран, назначаемые очень дорогими специалистами. Сама Ольга Валерьевна была врачом и имела практику среди высшего слоя общества. Вряд ли у неё хватило средств для установления всех связей, подписания контрактов на эксклюзивную поставку, на аренду отдельно стоящего особняка. Скорее всего кто-то ей помог.

Моя работа там была очень небольшой. Обычно я таким не занимался. Но меня специально попросили. Необходимо всё было исполнить по высшей категории.

Я галантно шутил с хозяйкой, немного язвил на тему бессмысленности гомеопатии. В общем поддерживал в процессе работы светскую беседу. Ольга Валерьевна чётко и разумно ставила задачи, разбираясь в технической сути вопросов лучше своей секретарши. В тоже время благосклонно относилась к моим шуткам. На второй день стала угощать меня чаем и поворачиваться спиной в процессе взаимодействия. Тут можно заметить что людям свойственно поворачиваться спиной только к тем кому они доверяют. Доверие, в свою очередь, существенная доля симпатии женщины к мужчине.

Было жаркое лето. Помню одета она была в низкие джинсы стретч и маленький обтягивающий топик. Соответственно на пояснице между джинсами и топиком красовалась индийская татуировка. В тот день курьер привёз ей букет фиолетовых, почти чёрных тюльпанов. Таких я никогда не видел раньше. А вечером за ней заехал друг на квадратном брабусе.

Нельзя сказать, что к тому времени я всё ещё не верил, что могу нравиться женщинам. Мы уже жили с Анной. Тем не менее, блеск в серо-зелёных глазах Ольги Валерьевны мне чем-то запомнился. Возможно, она мне показалось лучшей, усовршенствованной версией жены. Выше, тоньше талия, больше грудь, атлетичнее пресс, лицо более стандартное, правильное, что-ли.

Но ещё больше мне запомнились её серьги. Здоровенные бриллианты в ушах. Минималистичные гвоздики. Фактически, только камень. Белого золота оправы почти не видно. Но камни огромные. Мне в голову тогда запала мысль, что жена моя тоже достойна серёжек, сверкающих как её глаза. Я стал искать варианты. Тут выяснилось - нечто подобное, хоть немного приличное стоит от двадцати тысяч евро.

Тогда передо мной встал вопрос. Либо я недостоин женщины с такими глазами и серьгами, либо жена недостойна к своим глазам иметь такие серьги. Либо она недостойна иметь мужчину, готового ей такие серьги подарить, и потому со мной. Жаль, я не Бунин, не могу красочно описать бурю мыслей и эмоций внутри себя в тот момент. С одной стороны, меня воспитывали быть не жадным. Я восхищался Анкой и был готов отдать ей всё, что у меня было. В общем то, и отдавал. С другой стороны, меня воспитывали разумным человеком, а потратить деньги таким образом, все деньги, при наличии других задач, не выглядит разумным.

Вот примерно тогда я почувствовал, что в своей жизни не могу добиться желаемого в принципе. Не могу иметь доход в 300-400 тысяч долларов в год. Соответственно, не могу дать близким то, что хотел бы дать. Не могу поселить родителей в Испании. Не могу сестре и её мужу подарить квартиру даже в нашем городе.

А Ольга Валерьевна потом бросила бессмысленную аптеку и стала заниматься доставкой элитной еды. Здоровой. Для солидных господ, вместо пиццы. На её комбинате питания я тоже систему настраивал. Но тогда она в мою сторону глазами уже не сверкала. Или мне не до того было.
erection

(no subject)

Не могу простить миру то, что я чувствую. Не могу простить родителям, что они ради своей прихоти выкинули меня в этот мир. Не могу простить себе и людям, что я нуждаюсь в них, в их любви.

Не могу простить себе, что не в силах изменить ничего из перечисленного.
erection

Анка и деньги

Во всех отношениях с женщинами у меня всегда было так: я куда-то приглашал, что-то предлагал, оплачивал, иногда и такси, а иногда и сам отвозил, провожал. Я дарил подарки, оказывал внимание иначе, но не припомню, чтобы получал что-то симметричное.

Отношения с Анной начались строго наоборот. Она платила за мои визиты в их фирму. При чём, очень скоро эти визиты потеряли всякий технический смысл. Фактически, она платила деньгами из кассы за свидания. Я в ответ с лёгкостью приглашал её поужинать, в кино, как и она меня. Звал в компанию своих друзей. Важно тут то, что я отчётливо ощущал её заинтересованность во мне, на первом этапе явно превосходящую мою. А далее симметрию заинтересованности. Это она купила туры в Тунис, хотя свой я, конечно же, потом оплатил сам.

Перед покупкой квартиры она попросила меня стать поручителем по кредиту, и взяла у меня несколько тысяч долларов “в долг” на это дело. Деньги приятелям я давал и до этого случая, строго сообразуясь с правилом “не готов потерять - не одалживай", но в этом случае я вспомнил иное правило - давая другу в долг, теряешь либо деньги, либо дуга, либо и то и другое. Поэтому я изначально сформулировал, что эти несколько тысяч я просто подарил. А она сто раз пообещала их вернуть, как сможет.

Потом на её новоселье у нас наконец случился первый секс. Потом она решила делать ремонт в квартире, и попросила перебраться ко мне на это время, коли у нас наконец такой крутой секс стал получаться. И очень скоро случилась сцена на счёт эксклюзивности отношений. Далее в моей голове бюджет стал общим автоматически. Это значит, что я не только помогал с поиском рабочих, материалов, техники, мебели для ремонта и обстановки, а просто оплачивал то, что мне удобно было оплатить безналом или долларами. В том числе, мои доллары шли и на оплату кредита за квартиру. Другие вещи, которые удобно было оплатить карточкой, оплачивала Анна. Ничего не учитывалось. По крайней мере, я ни про какой учёт не думал и не знал.

Несколько странно было, что она просила меня купить утюг, пылесос, чайник. Я даже не могу вспомнить чем мы расплачивались. Может, и её карточкой. Ей было важно, чтобы я выбрал и я оплатил.

Странной была и её реакция на мои финансовые потери. Когда гуляя в парке я указал ей на моего заказчика, что не расплатился за переработку, её лицо показывало явственное желание его мучительной смерти. Когда же я сказал жене, что, видимо, в электричке у меня из заднего кармана украли несколько сотен долларов, её лицо стало как на похоронах, хотя я пытался свести всё к шутке.

Доход к тому времени я получал из разных источников и в разной форме. Это была и официальная, и чёрная зарплата на основном месте. И наличные, и безналичные по параллельным проектам. То есть, у меня была зарплатная карточка, пачка долларов в тумбочке и валютный актив у партнёров, легко (но не бесплатно) конвертируемый в (без)наличные рубли. Поэтому я жене объяснил, что лишние операции обналичивания и обезналичивания = лишние затраты. Старался минимизировать эту активность. Этим же можно объяснить её просьбы ко мне - свози меня в Рим, в Прагу и т.п.

Точно также Анка попросила денег на выкуп старой корпоративной машины, которую мы вместе потом ставили на учёт, и продали с небольшой прибылью.

Правда когда на втором году совместной жизни, я поинтересовался её мнением по поводу смены моего ноутбука на свежую модель, она возражала. А я не особо настаивал. Ноутбук то работал в целом. Обновлению я был бы очень рад, но это $2000.

То, что я не считал хорошим вложением денег туры по Европе, в момент двух ремонтов,  Анке не мешало настаивать на их необходимости "для отдыха".

Немного позже у меня завершился большой проект, мы с Анкой посоветовались, и решили закрыть её потребительский кредит. Благо, у меня имелись средства и платить Сбербанку проценты показалось неразумным. Я тогда сказал ей, что в перспективе светит завершение ремонта моей квартиры. Понадобятся деньги на мебель и технику, возможно, придётся оформить ещё кредит. На её имя потому, что к тому времени мой официальный доход сжался, а её наоборот вырос. Это было логично. Я только не помню, как она к этому отнеслась.

Ещё меня поцарапал один разговор. Как-то Анка сказала, что одалживала деньги на квартиру не только у меня, и у мужа тоже, но возвращать не собирается. Мол, они вместе на его имя квартиру покупали, которая ему осталась, или что-то вроде того. Чувство было мерзкое. Примерно как с сотовым в кафе. Я не считал себя вправе лезть в её отношения, или не хотел. Ничего не сказал ей.

Речь не о том, что деньги тратились только на её квартиру и интересный ей отдых. Ремонт у меня сожрал денег примерно столько же. И сожрал бы больше,  если бы они были. Когда я сказал, что покупаю отцу на дачу генератор, никаких возражений у Ани не возникло.

Надо заметить, я всегда старался по возможности избегать разговоров о деньгах. Всю жизнь ненавидел одалживать и никогда об этом не просил людей. Мне проще было отказаться от чего угодно. Я говорил Анке об этой своей особенности открытым текстом.
Но моё финансовое положение пошатнулось. Отвалилась пара крупных постоянных клиентов, и я в театре в антракте предложил ей подумать о кредите для завершения ремонта. Ей удалось пропустить просьбу мимо ушей так качественно, что впоследствии она не могла вспомнить даже самого факта разговора. А меня этот антракт здорово подкосил.

Я покупал ковролин, линолеум, оплачивал услуги посредника с её кредитки. При этом чувствовал себя, как говно. А ещё я перестал искать возможности эффективного вывода своих средств с р/с фирмы, разумно полагая, что там они будут целее. Ведь просьбы “свози меня в Швецию, купи мне абонемент в фитнес” никуда не делись. Только к ним добавился элемент “я всё верну”. Я никогда не просил ничего возвращать, да и Анна никогда ничего не возвращала, хотя Швецию и фитнес я покупал как обычно.
Я даже однажды прямо ей сказал - “всё верну” мне обидно.

Фактически, отсутствие свободных денег означало, что я не могу завершить у себя ремонт, как я хочу. Анна прямо возражала против установки кондиционеров, например. По поводу цвета единственной комнаты, которую я хотел оформить для себя лично, тоже вышел скандал. Остальное оформлялось только с её согласия, естественно. Чаще по её желанию. Всякая мотивация заниматься этим у меня сдулась, а депрессия наоборот раздулась. Тут мы и разъехались.

Я забрал с собой свой старый ноутбук, второй принтер, сломанное кресло, ящик с инструментом, кучу музыки на DVD и старый велотренажёр. Анка вселила ко мне брата и подарила недорогой пылесос.

Никаких претензий у меня к Анке не было, кроме обиды на развод. Никаких разговоров про квартиру и деньги с ней не заводил. А вот она строго наоборот. Однажды даже припомнила купленный ковролин. Правда потом за это извинилась.
Периодически жаловалась, что её новые партнёры жмоты и козлы. Что один вообще одолжил деньги и исчез. Предлагала оплатить мне протезирование зубов (я отказался). Называла меня "благородным котиком". Пару раз приглашала на участие в просмотре квартир - собиралась купить больше и в более престижном районе, но не особо торопилась.
Однажды после секса взяла у меня деньги на такси и сказала “как же я люблю, когда мне дают деньги!”. Меня прямо передёрнуло в тот момент. Вспомнилась первая моя шлюха из маленького городка и запах козинаков из её гнилого рта.

Как-то Анна пригласила меня в кино. Я приехал и ждал её у входа. При встрече сразу предупредил - денег нет, так что за твой счёт. Фактически, это было впервые в нашем общении за все 12 лет. Она заметно изменилась в лице. А у кассы сказала “Какие бешеные цены! Я не могу сейчас себе такое позволить”.
В итоге мы сели на диванчик поговорить. Бывшая жена, приезжающая ко мне для секса пару раз в год, попросила у меня 3.5 миллиона рублей на апгрейд квартиры.
Я не знаю, что почувствовал в тот момент. Сказал спокойно (хочется думать), что денег я не дал бы, даже если бы они у меня были.

Когда Анка продала квартиру, которую я ремонтировал и отделывал, она позвонила, предложила мне забрать холодильник, привезённый из квартиры моего отца. Я отказался.

Потом ещё просила помощи с ремонтом, жаловалась, что кушает только на халяву в офисе, чтобы быстрее вернуть кредит. 
erection

(no subject)

Внезапно нашел слова, чтобы описать, о чём пытался говорить уже несколько раз.

Ускользающее ощущение возможности эмоциональной общности, близости, со-чувствия пришло ко мне из литературы, из фильмов Тарковского, Сокурова, Вайды, Кислевского, Жёне. Сформировалась надежда на вероятность такого совпадения, такого невербального/надвербального взаимодействия с другим человеком в реальном мире. И несмотря на отсутствие отношений, на мою жизнь в книгах и мыслях, я пронёс надежду через полтора десятилетия одиночества.

Основным драйвером отношений с Анкой была иллюзия реализации этих ожиданий. И настоящим горем для меня стало наше несовпадение, разрушение этой иллюзии. Сейчас можно сказать, что иллюзия строилась отчасти и на взаимных манипуляциях, кроме очевидной готовности идти друг другу навстречу, внимательности и взаимной радости общения. Конечно, я далёк от того, чтобы винить её. Но глядя ретроспективно на наши отношения, я теперь замечаю много неприятного не только в своих действиях.

Пересматривая сейчас Зеркало, Двойная жизнь Вероники, Амели, Вечное сияние чистого разума, я констатирую свою неспособность к продолжению попыток реализации элементов подобных сказок в жизни. Я вижу изящество и красоту замысла постановщиков, считываю эмоциональный посыл, восхищаюсь, но больше не верю в людей. И в себя, как артиста подобных спектаклей. Возможность строить то, что я считал близкими отношениями для меня закрылась.

Такая вот смерть произошла во мне.
erection

Около

Незадолго до моего поступления в школу родителям предприятие выделило небольшую квартиру на восьмом этаже панельного унылого дома. Это было явно лучше, чем 14 м² в коммуналке, тем не менее, мне пришлось ещё 20 лет жить в одной комнате с младшей сестрой. Но разговор сейчас о соседях.

Напротив нашей была дверь большой квартиры капитана флота. Как военный моряк служил в нашем сухопутном городе, отдельная история. Но в этой квартире он бухал. Вместе с женой, видимо. Бухал он не только в этой квартире и не только со своей женой, потому, что однажды до меня дошёл слух, что сбегая от мужа очередной подруги он выпал с балкона какой-то другой квартиры и разбился. Слухи выглядели достоверно потому, что из его квартиры его вынесли в ящике ногами вперёд и понесли по еловым веточкам под музыку сослуживцы.
Вдова не долго горевала. Нашла где-то тихого татуированного уголовника, и продолжила бухать с ним. Или с ними. Возможно, она их меняла. В 90х квартира продалась. То ли все насмерть спились, то ли попались чёрным риелторам, то ли это был финансовый маневр для продолжения пьянки.

В соседней квартире жили тихие хохлы. Вася Никоненко с женой и тремя дочками. Первая дочка была немного старше меня. Когда я только начал дрочить, она уже курила, а потом и деловито ебласть у мусоропровода вечерами. Потом стремительно выскочила замуж и родила.
Две другие девочки были на год меня младше. Но никакого внимания на меня не обращали. Одна из них вышла в окно этой самой квартиры когда я был в девятом классе. Другая пошла не в девятый класс, а по стопам старшей сестры в какой-то техникум, и тоже выпрыгнула из окна через пару лет.
Родители их протянули ещё долго. Правда Василия разбил инсульт, но не сильно. Только говорил с трудом. А сейчас в той квартире живёт старшая сестра с неизвестно каким по счёту мужем.